Путь бесхвостой птички

После защиты диссертации в 2010 году у меня некоторое время было ощущение пустоты. Написание и сама защита потребовали от меня большого усилия над собой и дались нелегко. Длительное время вся моя жизнь была настроена на одни рельсы, конечной станцией по этой дороге, единственной целью - было наконец-то завершить начатый труд. И после, когда эта глобальная цель исчезла, мне вдруг стало не к чему стремиться. Сил поставить себе новую глобальную цель не было. Но внутри сидело желание постоянно добиваться новых высот, причем незамедлительно. Прошедшие до этого годы наложили отпечаток. В то время все, что делалось, не давало результата, усилия уходили в пространство, как вода в песок. В жизни был застой. Ничего не менялось. И после того, как я сбросила с себя это ярмо, мне хотелось немедленных перемен. И меня начало штормить и бросать из крайности к крайность. Так я начала изучать японские иероглифы. Я нашла сайты где были уроки для начинающих. Поняла, что есть хирагана и катакана. Узнала, что иероглифы называют "кандзи". Но наверное все это не дало бы никаких результатов, если бы я не наткнулась на совершенно замечательную книгу: "путь бесхвостой птички". В этой книге для запоминания иероглифов автор строит какие-то безумные логические цепочки. Но это логические цепочки запоминаются! Так я выучила почти 100 несложный иероглифов. На этом мой запас шального разброда и шатаний, в виде изучения японского канзди, иссяк. Позднее, когда я по воле случая познакомилось с одним китайцем, выяснилось две вещи. Во-первых, многие китайские иероглифы имеют то же значение, что и японские. Не мудрено конечно,ибо японцы позаимствовали эту часть своей письменности, как раз из Китая. Ну а второе открытие - это то, что китайцы не любят японцев после их участия во второй мировой, что тоже конечно понятно.
11446

(no subject)

Я уже как-то писала о том, что Оренбург - это не город пуховых платков, а настоящий кошачий рай. Ибо кошаки там везде и в больших количествах. Оказывается примерно ту же картину можно наблюдать и в Тольятти.
IMG_1526
Вот она- местная дворовая банда!
IMG_1520
Местный "авторитет")))

Песок и ветер

Еще чуть-чуть, и сердце даст отбой,
Пугая равнодушьем даже разум.
Проходит всё. Не быстро и не сразу.
Я часто повторяю эту фразу,
Лечась от одержимости тобой.

Еще чуть-чуть. В последних миражах -
Песок и ветер, лишь песок и ветер.
Безумие, что было перед этим -
Завязку и развязку всех трагедий -
Уже не вспомнить. И не удержать.




(с) Лаэрта Эвери

Серый Мазарини

Не дотянуться до окна раскрытого,

И не найти связующую нить.

А в воздухе так много позабытого,

А в воздухе желанье полюбить.

Смотрю на отражение небесное,

Бегущее по глади грязных луж.

Мне чудиться теперь зима белесая,

Метель, в которой можно потонуть.

За чашкой чая, что тихонько стынет,

В бой посылает витязей стратег.

Виват тебе, мой серый Мазарини!

Я знаю, время не замедлит бег.

И вот уж не метель а снова осень,

Я в ней шагаю средь чужих теней

Звучит Ramstein, душа тихонько просит:

Верни меня обратно поскорей.

В тот день, где нет еще и не было знакомства,

Где я еще свободна и вольна,

Где солнце – это только просто солнце,

Ну а весна – чудесна и хмельна!

Где я не падаю в объятья черной ночи

С желанием забыться поскорей,

И не теряю фразы в многоточьях,

В которых укрывается метель.

Верни меня или найди спасенье,

Но не тверди, что время лечит все.

За каждый день пришедшего забвенья,

Как плата - равнодушие мое.

О счастье

Те мгновения спокойствия, когда ничего не происходит - это счастье. И нужно радоваться этому счастью и тому, что тебе дано здесь и сейчас, а не сожалеть о том, чего не дано.
Фото0449

Прости меня, ангел! Мне просто тебя захотелось...

Ты слышишь, как воздух трепещет струной между нами,
и сотни встревоженных звуком крылатых созданий,
лишаясь надкрылий от частых друг друга касаний,
из волн воспалённых фантазий рождают цунами

корявой игры двух лжецов в поролоновый бубен,
бездарной для всех, но в периметре нас – безупречной…
Мы чувствуем ангелов грусть. И она – бесконечна…
Мы слышим друг друга триумф. Он – блаженно-безумен.

Трилогия страсти: ты/я и художник «Изгнанья
из двух полнолуний», чернилами благословенья
кроящий на белых телах диаграммы паденья
сквозь сучья густого друг/другу/не-при-над-ле-жа-нья…

Прости меня, ангел! Мне просто тебя захотелось
спустить с поднебесья в свой мрак и у входа повесить,
и видеть как ты меня любишь за тяжкость депрессий,
за чёрную-чёрную веру и белую-белую ересь,

и, боль мне прощая, лепечешь три ангельских слова:
– Во славу Его! Во славу Его… во славу
твою, черноокая мать синеглазого Саввы,
люби его так, как ты любишь кого-то другого!


(c) Янгел Блюзоу "Во славу Его!"